Как Африка может спасти экономику Украины — BBC News

Солнце восходит над Африкой: как этот континент может спасти экономику Украины

Континент возможностей, богатый ресурсами и молодежью, со странами, где самые высокие показатели экономического роста в мире – все это об Африке. В последние 15 лет здесь растут экономики, повышается потребление и формируется средний класс.

По данным Всемирного банка, три африканские страны в 2017 году вошли в ТОП-10 наиболее динамичных экономик мира, а возглавляет этот список экономика стомиллионной Эфиопии. В 2017 году она выросла на 8,2%. В десятку вошли Танзания и Джибути (7,2 и 7% соответственно).

Может ли Украина использовать бурное развитие Африки для развития своей экономики и для замены утраченных рынков России и других стран СНГ?

Эксперты и дипломаты, опрошенные BBC News Украина, рассказывают, как этого достичь и что этому мешает.

Пан или пропал

«Африка – один из регионов, который не насыщен товарами и который растет. Кто будет контролировать Африку, тот будет динамично развиваться», – отмечает украинский бизнесмен Артем Гудков. Он вместе с единомышленниками создал компанию Global Ukrainian Distribution Investment and Trading (GUDIT) и открыл в июле украинский торговый дом на востоке Африки – в Танзании.

Ранее г-н Гудков несколько лет работал в Демократической Республике Конго, где продавал украинскую курятину, а по возвращении создал в Украине консалтинговую компанию, которая предоставляла услуги украинскому бизнесу в регионе.

По его подсчетам, украинские компании могут увеличить экспорт для стран субсахарской Африки на 10-15 млрд долларов, что может покрыть потери рынков в России.

«Африка не имеет специалистов и предприятий во многих отраслях, а Украина имеет. Наши технологические товары, которые не выдерживают конкуренции на Западе, мы можем экспортировать сюда», – отмечает Артем Гудков.

По мнению бизнесмена, Украине следует развивать производственную кооперацию и даже инвестировать в африканские страны.

«Самое ужасное, что может прозвучать на встрече украинских и африканских чиновников, – инвестируйте в Украину. Они рассматривают нашу страну как более развитую, чем их, и сами ждут инвестиций. Если же Украина не будет в Африку инвестировать, – наши усилия там будут напрасными», – отмечает он.

Например, по мнению бизнесмена, стоит подписывать как можно больше договоров о свободной торговле со странами Африки, выделять стипендии для студентов оттуда, как это активно делает Китай.

«Эти люди, когда станут чиновниками или бизнесменами в своих странах, с благодарностью будут вспоминать о оказанную помощь и содействие сотрудничеству», – считает он.

По мнению Гудкова, Украина должна приходить в Африку с готовыми идеями: украинские инженеры могут реформировать местную инфраструктуру и строить новые электростанции. Маловероятно, что Украине будет угрожать «отток мозгов» в Африку, а вот валютные зарплатные поступления оттуда не помешали бы.

Как и чем Украина торгует с Африкой

По данным Госкомстата, товарооборот с Африкой в ​​2017 году составлял 4,7 млрд долларов, из них украинский экспорт – более 4 млрд долларов, а импорт из стран Африки – более 700 млн долларов. Африка приносит Украине 9% валютных поступлений от экспорта, а положительное сальдо торговли с ней очень велико. Особенно, если учесть, что в целом Украина в прошлом году импортировала продукции на 6 млрд долларов больше, чем экспортировала (49 млрд против 43 млрд).

Кроме того, украинский экспорт в Африку превышает экспорт в Россию. В прошлом году украинский экспорт в Россию составлял 3,9 млрд долларов, импорт – 7,2 млрд долларов.

Почти 80% украинского экспорта в регионе идут в страны Северной Африки, это:

  • Египет – 1,8 млрд долларов
  • Алжир – 535 млн долларов
  • Тунис – 289 млн долларов
  • Марокко – 221 млн долларов
  • Ливия – 207 млн ​​долларов.

Египет является седьмым партнером Украины по экспорту и 13-м партнером по торговле.

Показатели экспорта в страны субсахарской Африки, экономика которых преимущественно растет быстрее, чем экономика Северной Африки, – скромнее:

  • экспорт в Эфиопию – 110 млн долларов
  • в Нигерию – 95 млн
  • в Сенегал – 94 млн
  • в Кению – 79,5 млн
  • в ЮАР – 75 млн
  • в Кот-д’Ивуар – 67 млн
  • в Мавританию – 67 млн
  • в Гану – 61 млн.

Украина преимущественно экспортирует в Африку черные металлы и сельскохозяйственную продукцию, а именно – зерновые и подсолнечное масло.

В 2017 году экспорт товаров из Украины в Африку увеличился на $ 82,6 млн или на 4,7%, в основном благодаря древесине, минеральным продуктам и товарам легкой промышленности.

Торговый представитель Украины, заместитель министра экономического развития Наталия Микольская рассказывает, что в 2016 году Офис содействия экспорту возил украинских предпринимателей в Кению и Танзанию, а в апреле 2018-го – в Нигерию и Гану.

По ее словам, эти страны – одни из наиболее перспективных направлений для украинского экспорта. В Кении заинтересованы в продукции энергетического машиностроения, АПК и фармацевтике из Украины, в Танзании – в сельскохозяйственных машинах и оборудовании для переработки аграрной продукции.

В Нигерии есть спрос на товары легкой промышленности, бумагу, мебель, электроаппаратуру и кондитерские изделия, а в Гане – на черные металлы и изделия из них, двигатели и насосы, алкогольные и безалкогольные напитки, электрическое оборудование.

«Эти страны при правильном налаживании снабжения, определенной переработке или сборке товаров, могут стать хабом для украинского бизнеса для выхода на рынки других стран Африки», – отмечает г-жа Микольская.

Что же мешает?

Артем Гудков считает, что в Украине мало понимают значение региона и алгоритмы работы с ним.

«Ошибка наших чиновников – недооценка статуса и положения африканцев в современном мире. Они четко знают себе цену, знают, насколько важны для экономического развития планеты», – отмечает он.

Большим минусом бизнесмен считает отсутствие в Африке представительств ведущих украинских высокотехнологичных компаний.

«Мы жалуемся, что самолеты Антонова не покупают. А почему бы не создать представительство Антонова в столице Эфиопии Аддис-Абебе, где находится штаб-квартира Африканского союза? Надо поставить украинские самолеты в местном аэропорту, чтобы каждый президент, который приезжает на саммиты АС, спрашивал – а что это за красавцы там стоят? И шел на них смотреть», – считает г-н Гудков.

По его мнению, такую ​​эффектную презентацию должны дополнить представительства компании по обслуживанию и лизинговым платежам за самолеты.

Бизнесмен приводит пример Беларуси – открытие белорусского торгового дома в Нигерии, где масштабно презентовали разнообразную технику, позволило белорусам существенно увеличить продажи тракторов Belarus. Сейчас Беларусь обсуждает создание завода по сбору тракторов в Нигерии, и эта продукция может завоевать другие страны Западной Африки.

Соучредитель Центра исследований Африки Александр Мишин отмечает, что у Украины нет четкой стратегии в отношении Африки. Ситуация ухудшается из-за недостатка украинских дипломатов в регионе, чьи попытки развить сотрудничество не всегда находят поддержку в Киеве.

«Украина декларирует интерес к региону, однако в условиях конфликта с Россией он остается на периферии внешней политики. Нам очень сложно конкурировать с Китаем или Индией, для которых Африка давно является важной составляющей внешней политики. Эти страны проводят форумы со странами Африки на высшем уровне. Для нас это остается мечтой», – заключает он.

Действительно, успехи Китая на континенте впечатляют. Если в 1999 году торговля Китая со странами Африки составляла 6,5 млрд долларов, то в 2017 году, по данным китайского Минторговли, – 170 млрд долларов.

Нехватка ресурсов и стратегии, по мнению г-на Мишина, и приводит к тому, что в экспорте в регион преобладает сырье.

Он вспоминает, что в 2016 году ЮАР купила у Украины плавучий док за 250 млн грн, произведенный на херсонском заводе «Паллада» Укроборонпрома. Но это, скорее, редкое исключение.

При этом эксперт считает, что в странах Северной Африки и Нигерии можно найти инвесторов в украинский АПК, машиностроение, IT-сферу.

«Инвестором мог бы быть Алико Данготе из Нигерии, легенда африканского капитализма. Его может интересовать АПК, строительный сектор и производство цемента», – отмечает эксперт.

Каковы перспективы и трудности региона?

В субсахарской Африке сейчас работают шесть украинских посольств – в Сенегале, Нигерии, Эфиопии, Кении, Анголе и ЮАР. Еще пять посольств есть в странах Северной Африки – Египте, Марокко, Алжире, Тунисе и Ливии.

В разговоре с ВВС News Украина Евгений Цымбалюк, бывший посол Украины в Кении, Танзании и Руанде, и Александр Овчаров, посол Украины в Сенегале, рассказывают об успехах и проблемах украинской дипломатии в регионе.

Г-н Цымбалюк отмечает, что поддержка со стороны посольств в Африке является залогом успешного развития бизнеса в регионе.

«Иногда требуется одобрение инициатив со стороны местных министерств, надзорных органов. Как представительство Украины мы можем обращаться к этим структурам и помогать бизнесменам», – объясняет он.

Дипломат вспоминает, как на кенийский рынок несколько лет назад выходила украинская фармацевтическая компания Юрия-Фарм.

«Шесть месяцев не могли получить лицензию. Мы провели встречу с министром здравоохранения Кении. Он просто снял трубку и через 20 минут нам позвонили и сказали, что патент готов, просто его якобы никто не забирал. Толчок с высокого уровня важен», – рассказывает дипломат.

По словам Цымбалюка, постепенно растет экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью из Украины. В Кении, кроме фармацевтики, это еще и машиностроение – например, здесь покупают экструдеры компании «ЧеркассыЭлеваторМаш» (ТМ «Бронто»).

Он рассказывает, что с Kenyan Airways партнером KLM обсуждается возможность введения прямого рейса Киев-Найроби.

Перспективными направлениями г-н Цымбалюк называет продвижение продукции Крюковского вагоностроительного завода в связи с активным строительством железных дорог в Кении, продвижение украинских самолетов и КРАЗов в Руанде.

Посол Украины в Сенегале Александр Овчаров отмечает, что в Сенегале вызывают интерес украинское вооружение, дроны и автомобили КрАЗ. В 2017 году эта страна закупила у Украины шесть установок БМ-21 Град на шасси КрАЗ, которые затем приняли участие в военном параде в Дакаре.

«Работали вместе с Укринмашем и Генштабом Сенегала – приглашали их начальника и министра обороны. И у таких соглашений есть государственная гарантия», – рассказывает он.

По словам Александра Овчарова, посольство каждый квартал помогает выйти на рынок 10-15 украинским компаниям.

Дипломат отмечает, что украинские компании обычно не разбираются в африканском рынке, поэтому участие посольства на начальном этапе важно – для африканцев это гарантия надежных взаимоотношений, а украинские компании получают информацию о надежности партнера от дипломатов.

В то же время, непосредственно бизнес не вкладывает достаточных ресурсов для деятельности на континенте.

«Компаниям надо присылать сюда своих людей, потому что мы не можем заменить специалистов в конкретных областях. Если не поедешь на место, это так и останется на уровне переговоров. Потому Африка может обещать, улыбаться, но дальше все может ничем и закончиться», – отмечает он.

Еще одна проблема – нежелание украинских банков кредитовать бизнес относительно сделок в африканских странах.

«Программа сотрудничества со странами Африки, принятая в 2013 году, предусматривала решение этого вопроса. В этой программе было расписано все, я такой детальной программы никогда не видел. Но все осталось на бумаге», – рассказывает дипломат.

Непосредственно для посольства наиболее болезненной проблемой является нехватка дипломатов вообще и специалистов по экономике в частности. В посольстве Украины в Сенегале, например, работают три человека, и нет ни одного специалиста по экономике.

«Я понимаю, что европейское направление важно, но не путем потери Африки. Если найдете по всей Африке двух дипломатов-специалистов по экономике – это будет редкая удача», – объясняет г-н Овчаров.

Сделать шаг в будущее

Есть ли у Украины время сделать прорыв на африканском направлении? И представители бизнеса, и дипломаты уверены, что есть, но надо срочно прилагать максимум усилий.

«Африканский рынок еще не сформировался окончательно, еще есть шансы. Но если не будем ничего делать – можем оказаться на обочине главных экономических игроков», – отмечает Евгений Цымбалюк.

«У нас есть два-три года, чтобы осуществить прорыв на рынках лидеров экономического роста в Африке, и примерно пять-шесть лет в тех странах, где слабые темпы роста», – считает Артем Гудков.

«Африки не надо бояться. Все наши иностранные партнеры и конкуренты активно здесь работают. Украинскому бизнесу не надо бояться вкладывать сюда деньги, а молодым людям надо ехать сюда работать. Опыт, который молодой человек может получить в Африке, – неоценимый. Надо Африку изучать и любить и только так достигнем успеха», – заключает г-н Овчаров.

Георгий Эрман

BBC News